История клуба ЦСКА

События и люди
 
 

Волков Александр Анатольевич

Родился 29 марта 1964 года в Омске. Отец – Волков Анатолий Александрович. Мать – Волкова Валентина Яковлевна. Супруга – Ахметова Алла Рестьямовна. Дочери: Анастасия, Александра.

Саша, появившийся на свет в обычном омском роддоме на улице Масленникова, имел среднестатистические антропометрические данные: при росте 53 сантиметров весил 3 килограмма 900 граммов. Пройдут годы, прежде чем ведущие спортивные издания мира нарекут его Красным Гулливером, Ястребом с Львовской площади, Итальянским экспрессом. Пока же кандидатом в будущие великаны его можно было назвать с большой натяжкой.
Через несколько месяцев после рождения сына семья Волковых переехала в Чернигов. Родители Саши были людьми спортивными; особую страсть они питали к баскетболу, благодаря которому и познакомились в далеком 1960-м. В то время они работали на омском машиностроительном заводе «Полет», который в секретных анналах КГБ значился номерным и был на самом деле авиационным. У «оборонки» своего спортзала не было, и баскетболисты ходили тренироваться в гости к моторостроителям. Секций было немало, а зал один, поэтому мужская и женская команды тренировались вместе. Так и свела судьба будущих родителей будущего чемпиона, через год сыгравших свадьбу.
Первенец Волковых рос забиякой. Поскольку его главенствующую роль безоговорочно признавали все товарищи, родители называли сына не иначе как атаман гномов. В жизни 5-летнего Шурки это было первое «почетное звание».
Смелыми, как известно, не рождаются. Поэтому силу духа Анатолий Александрович растил в мальчике с детства. Вечерами дверной проем в кухне превращался в хоккейные ворота, а Саша – во вратаря. И хотя шайба была пластмассовая, но «билась», по воспоминаниям юного голкипера, «весьма прилично», особенно когда попадала в лицо. А маску надевать отец не позволял. Он убедил Сашу, что «смелость на дороге не найдешь и на ножичек во дворе не обменяешь». Солидарен был с Анатолием Александровичем и его брат. По выходным он устраивал для племянника кулачные бои с соседскими мальчишками. Причем отбирал отнюдь не слабых.
вошел в Сашину жизнь только в 3-м классе. До 7 лет объектом его симпатий были боксерские перчатки, потом он бредил хоккеем – допоздна засиживался у телевизора, наблюдая за игрой легендарной тройки Михайлов – Петров – Харламов. Игру Гулливеров транслировали в те годы нечасто. Поэтому портреты чернокожих звезд НБА, которые иногда помещали спортивные издания, вызывали особый внутренний трепет. Отец не подгонял сына сделать выбор в пользу того или иного вида спорта, но баскетбольный мяч на всякий случай подарил.
Первые шаги к баскетбольному Олимпу Саша сделал на баскетбольной тренировке под руководством Аллы Вергун в Черниговской детско-юношеской спортивной школе ? 1 (1973–1980), продолжил путь в Киевском городском спортинтернате. С 1981 года Волков становится игроком киевского «Строителя», а спустя еще 2 года завоевывает свои первые медали – бронзовую в чемпионате СССР и серебряную на молодежном первенстве мира.
В канун чемпионата Европы 1985 года Александра Гомельского на посту главного тренера первой команды страны сменил Владимир Обухов. Апробация сборной «по Обухову» проходила в Испании.
Матч с испанцами начали как обычно: с двумя Гулливерами – Сабонисом и Ткаченко, которых снабжали мячами Хомичюс, Куртинайтис и Тараканов. Но наводившая на Европу ужас пятерка повела себя чересчур академично. Тут бы внести коррективы, да опыта Гомельского Обухову не хватило. Наступил момент, когда изменить ход поединка было практически невозможно – разрыв в счете по ходу матча достигал иногда 30 очков.
Старожилы практически в ультимативной форме потребовали изменить тактику: вместо второго центрового атаку должен был поддержать скоростной нападающий, которым, по мнению лидеров, являлся молодой Волков. Но Обухов уступил только наполовину. Так, в первом матче следующего коммерческого турнира против чехов на площадку в стартовой пятерке вышел Андрей Лопатов. И не было бы счастья, да несчастье помогло – в одной из первых атак Лопатов сломал палец. Тут хочешь не хочешь дошел черед и до Саши. Обухов выпустил Волкова на площадку – и замер. Новичок намертво закрыл Крапиляка – лучшего нападающего чехов, да еще и 20 очков набрал. Следующую игру Волков начал в стартовой пятерке и больше из нее не выпадал ни разу в жизни.
Чемпионат Европы сборная начинала в Карлсруэ, где играли команды Югославии, Испании, Франции, Польши и Румынии. Французский и румынский бастионы были взяты малой кровью – 118:103 и 100:85 соответственно. Теперь для самоутверждения требовалось победить команду югославов, в составе которой начинал блистать Дражан Петрович. Этот матч в какой-то мере стал переломным в судьбе Волкова. В одном из подборов он, потянувшись за мячом, случайно выбил передние зубы Накичу. И югославы дрогнули. Чуть-чуть ослабили прессинг, чуть-чуть изменили дистанцию. И проиграли тоже чуть-чуть – всего 8 очков, но – проиграли.
Далее одна за другой были повержены сборные Польши, Болгарии, Италии и в финале – Чехословакии. Важная деталь: здесь, в Штутгарте, Александр Волков стал не только чемпионом Европы, но впервые в жизни вошел в символическую сборную континента. Пожимая ему руку в Шереметьево-1, Гомельский сказал: «Молодец. Хотя я бы, наверное, не риск нул тебя поставить...»
Сезоны 1985 и 1986 годов «Строитель» провел ни шатко ни валко, и кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба Александра, но тут его неожиданно пригласил на чашку чая к себе тогдашний тренер киевского СКА Зураб Хромаев (ныне руководящий всем украинским баскетбольным хозяйством). По иронии судьбы, Хромаев жил в одном подъезде с женой Александра Аллой.
Хромаев уже не раз сватал Сашу в свою команду, но если раньше разговор шел со студентом, то теперь – с допризывником. В тот вечер в качестве главного аргумента Саше была предъявлена «тяжелая артиллерия» в лице главного тренера сборной страны и ЦСКА Александра Яковлевича Гомельского. Но главный баскетбольный «генерал» вел себя на удивление скромно, говорил все больше о погоде, не иначе – имел свои виды на нападающего. И через неделю Волкову позвонил тренер ЦСКА Селихов. «Собирайся, – не приказал, а попросил Юрий Геннадиевич, – едешь служить Родине». Прятаться было глупо.
Уже через пару недель волевой новичок стал непререкаемым лидером команды. А лучший в ЦСКА чаще всего становился лучшим в стране. Это «чаще всего» Волков раз и навсегда превратил в аксиому. Именно в ЦСКА он впервые сыграет финал чемпионата СССР с «Жальгирисом». Саша помнит, как «накачивали» их в 1987 году генералы: армия не должна проиграть «инакомыслящим». Но – проиграла, и пришлось Саше еще целый год ждать своей первой золотой союзной медали; случилось это в 1988 году.
На Олимпиаду-88 в Сеул советская баскетбольная дружина летела за победой. И несмотря на неудачу уже в стартовом матче с югославами, в число четырех лучших команд пробилась. В полуфинале уже ждали американцы, которые на всем протяжении олимпийского турнира с завидным постоянством громили соперников с разрывом в 30–40 очков.
Американцы нас не просто ждали. На протяжении 16 лет не одно поколение чернокожих «атлантов» мечтало вернуть нашей команде «должок»: все помнят, как в Мюнхене за 3 секунды до конца финального поединка золотой пас Едешко через всю площадку и бросок Белова повергли в транс родоначальников баскетбола. В Монреале до очной встречи мы не дотянули, а потом в олимпийское движение вмешалась большая политика.
Взятие реванша поручили лучшей национальной студенческой команде в истории США, которая когда-либо играла в турнирах ФИБА. Лидеры американцев Дэнни Меннинг и Дэвид Робинсон специально отложили подписание многомиллионных контрактов в НБА, чтобы добыть олимпийское «золото». Под щитом им ассистировал непревзойденный Джей Ар Рид. Эта троица, развеявшая под кольцом надежды всех конкурентов, надеялась править бал и в полуфинале. Но на их пути встали Сабонис и Волков. Арвидас сделал 13 подборов, а Волков просто «съел» легендарного Меннинга, не дав ему за весь матч набрать ни единого очка.
Финальный матч Олимпиады СССР – Югославия транслировали все ведущие телекомпании мира. Те, кто считал, что югославы вышли на игру деморализованными советским полуфиналом, ошибались – белый флаг в шаге от высшей ступени пьедестала не выбрасывают. «Юги» повели в счете с первых секунд матча: 6:0, 20:10, 24:12... И быть может, югославы уже мысленно примеряли золотые медали, но тут поймал игру Сабонис. За следующие 4 минуты сборная СССР набирает 9 очков, югославы ни одного. Их преимущество тает на глазах вместе с надеждами, которые окончательно губит Дражан Петрович, вышедший один на пустое кольцо и не забивший slam-dunk. 76:63. Это победа. Александр Волков – олимпийский чемпион!
Второй раз чемпионом Советского Союза Волков стал в 1989 году, когда «Строитель» в историческом противостоянии победил «Жаль-гирис». Судьба золотых медалей решилась в первом ответном поединке, когда в Каунасе победный бросок Волкова склонил чашу весов в пользу киевлян менее чем за одну десятую секунды до конца поединка. Но судьи дрогнули: главный арбитр матча Михаил Григорьев отменил ранее засчитанный мяч. Овер-тайм киевляне проиграли, а от третьей игры наотрез отказались, улетели в Киев – где-то ведь судейскому произволу должна быть граница!
«Должна», – решили в Москве. Внимательно просмотрев видеозапись матча, Федерация баскетбола СССР и Коллегия Госкомспорта решили единогласно: Волков бросил до сирены. А раз так – быть Киеву первым!
Очевидно, дальнейшая спортивная судьба Волкова решилась в товарищеском матче с великой «Атлантой Хоукс». Турне американских профессионалов, победивших в Тбилиси и Вильнюсе, заканчивалось в Москве, где, естественно, им был дан бой «последний самый». И при переполненных лужниковских трибунах Саша Волков сотворил «восьмое чудо света» – легко, как на тренировке, набрал за 40 минут матча 37 очков. Фантастика! Доподлинно, конечно, неизвестно, но, может быть, именно в эту секунду Тед Тернер отложил на покупку результативного русского туго набитый зелеными купюрами чемоданчик.
Правда, воспользуется им босс «Атланты» только через полтора года. Уже третья игра в НБА против бостонского «Селтика» стала для Саши первой большой победой. Он отыграл больше трети матча против самого Лари Берда и набрал свои первые два очка. После этой встречи Фрателло понял: русский хорошо улавливает его стратегию, может реализовать установку на матч и пользуется уважением судей. С тех пор Саша ни в одном матче не провел на площадке меньше 15 минут, добывал для команды 5–6 очков за игру, а по итогам сезона стал лучшим по броскам из-за 6-метровой линии.

Наступил миг, когда Фрателло пожал ему руку: «Ты – игрок НБА и стоишь гораздо больше тех двухсот тысяч долларов, которые Тернер заплатил за тебя Советам». Но гладко так лишь на бумаге. Первый сезон в НБА Саша доиграл с глубокими трещинами в кистях рук, на уколах и энтузиазме. Врачи предупредили: «Травма серьезна: нужен гипс, нужен покой». Волков отмахнулся и отправился в составе сборной СССР в Аргентину за мировой короной. Медали – серебряные – он получил «в комплекте» с полусотней обезболивающих уколов, на которых продержался весь турнир. Понятно, праздника не получилось. По возвращении в Атланту Волков не мог поднять руками даже чашку чая. Здороваясь, он прятал за спину руку – любое прикосновение к ней снопом искр отдавалось в голове.
Пришлось лечь на операционный стол. Ему вырезали хрящ из паха и вставили в трещину кисти, стянув ее специальной системой. Тут не о баскетболе – об инвалидной коляске впору подумать: многострадальная рука являла собой зрелище не для слабонервных. Но уже через 10 дней рука ожила. И все бы ничего, но тут отказали ноги…
Лишь через год Саша несмело переступил порог клуба. Половина игроков и тренер были новыми. А это значило, что во второй раз он стал в Атланте новичком, которому вряд ли «светит» место под солнцем. Но тут тяжело травмировался лидер «Хоукс» – великий Доминик Уилкинс. Это был шанс. И не игравший больше года Волков рискнул. Глаза игрока и тренера встретились лишь на мгновение. Они поверили друг другу. Волков вошел в игру. Вошел так, как будто и не было годичного перерыва. И зазвучала музыка атаки. Нет, Волков не стал первой скрипкой. Он стал оркестром, озвучивающим все «роли». Подбор, пас, бросок, блок – складывалось впечатление, что за «Атланту» играло уже две команды. По статистике он стал лучшим. В этой встрече, в следующей...
Но тут сыграли свою роль деньги. На авансцену американского баскетбола вышло новое поколение вчерашних дублеров во главе с пока неизвестным Шакилом О’Нилом. В руках Волкова был новый контракт, но Саша решил ехать в Европу – за ним давно шли по пятам итальянские и испанские клубы.
В жизни каждого человека наступает «прайм-тайм». У Волкова он совпал с итальянской командировкой, где в сезоне 1992/93 года он выступал за «Панасоник» из живописного городка Рейджио. Саша, как по заказу, раз за разом обеспечивал южанам победы в принципиальных поединках с Севером. И к середине сезона победа для северян четко ассоциировалась с восьмым номером «Панасоника», получившего в прессе емкое прозвище «Экспресс».
Ничто не предвещало беды. «Рейджио де Калабрия» на всех парах уверенно мчался к своей первой вершине. И тут в рядовой игре с «Ромой», которую тогда отождествляли с хорватским игроком Дино Раджо, Волков «на ровном месте» получил травму колена. Операция стоила ему двух месяцев реабилитации, а клубу – первого места. Команда скатилась на 6-ю строчку, и все, что успел сделать ее толком не восстановившийся лидер, – это помочь дойти до полуфинала, где возмутителей спокойствия в Тревизо остановил местный «Бенеттон».
Но мужество и настойчивость должны были быть вознаграждены. И спортивные боги предоставили Саше возможность пройти еще один баскетбольный путь – «из варяг в греки».
Возможно, эллины были первыми, кто поставил с ног на голову известную аксиому: «Сильные клубы – сильная сборная». У них клубный всплеск стал следствием. Но так или иначе, в 1993 году команды Янакопулоса и Коколиса были явными законодателями мод в европейском баскетболе, собрав под свои знамена лучших. И чтобы убедиться в этом, достаточно было взглянуть на заявочный список афинян. В спектаклях «Панатинаикоса» главные роли играли лучший центровой Европы югослав Стойко Вранкович, великолепный разыгрывающий, чемпион Сеула эстонец Тийт Сокк, непревзойденный грек Никос Галис. В такой компании, которую поддерживали и американцы из НБА, Волков, казалось, мог занять первое место разве что в алфавитном порядке. Но Саша считал иначе. Скромность Волкова этого не позволяет, но все же заметим: европейская пресса писала, что при всем обилии звезд «золото» для «Панатинаикоса» в регулярном чемпионате мог выиграть один Волков, если бы в клубе было поменьше солистов да не так громко командовал Коста Политис, который возглавил афинян в середине сезона. А так и здесь пришлось ограничиться «бронзой».
Но ведь не за ней же ехал в Грецию Волков. А значит – снова бой. Но теперь со своей тенью – так решила судьба, разменяв его с югославом Жарко Поспалем. Рокировка, придуманная Кокалисом, еще раз круто изменила жизнь Волкова. Сезон в «Олимпиакосе» станет последним в его большой спортивной карьере.
Но узнает об этом Саша лишь через год, когда в финальном матче Кубка европейских чемпионов завоюет с «Олимпиакосом» серебряные медали. Именно в матче с «Реалом», после столкновения с Арлаускасом Волкову показалось, что в спине на сотни частей разорвалась граната. И надо было остановиться, попросить замену, но ничему операция рук его не научила. Перед последней игрой регулярного чемпионата Греции «Олимпиакос» стал чемпионом, а Волков – инвалидом. Из зала домой его принесли на носилках. Мнение врачебного консилиума было безапелляционным: баскетбол закончен. Полноценная жизнь, кстати, тоже. Хорошо еще, если через годик-другой удастся принять вертикальное положение...
Судьба Николая Островского настойчиво постучалась в дверь. В одночасье Волков стал завсегдатаем американских клиник. Доктора разводили руками, предлагая набраться терпения – для восстановления нервов в позвоночнике, отвечающих за рефлексы мышц, требовалось время…
…Мы не будем называть имя человека, который летом 1996 сотворил маленькое врачебное чудо, дабы не привлекать лишнего внимания к его сегодняшней преданной службе российскому спорту. «Лечиться будем голодом. Кровь в ходе голодания съест все вредные частицы, которые накопились в твоем организме, – сказал Волкову гость. – Ты согласен?» И Саша рискнул.
Поверьте, он вряд ли представлял, на что идет. Первая серия из 25 дней голодовки показалась сравнительно легкой. Вторая – 60 дней, из которых неделя «сухая», – уже для Книги рекордов Гиннесса. На эти 60 дней из жизни Волкова исчезли газеты и телевизор, да и индикатор человеческого общения приближался к нулю. Прогулки, массаж, сауна, массаж, прогулки. На 40-й день он почувствовал вкус глотка воды... В итоге случилось то, чего по всем законам медицины просто не могло случиться, – боли в спине исчезли. Саша понял: можно серьезно подумать о баскетболе.
Тогда Саша открывает в Киеве свой Фонд поддержки баскетбола. Умиравшая было игра получает на Украине новый импульс развития, который Волков уже несколько лет поддерживает в созданном им баскетбольном клубе «Киев».
У штурвала нового баскетбольного корабля, которому с первого дня предназначалась судьба флагмана Суперлиги, Волков встал лично. И команда выполнила все поставленные перед ней задачи: с первой попытки выиграла золотые медали украинского чемпионата, стала базовой для сборной страны. Но Волкову украинских просторов было мало. В 1999 году вместе со своим другом Шарунасом Марчюленисом он дает путевку в жизнь СЕБЛ – Северо-европейской баскетбольной лиге.

Александр Волков – заслуженный мастер спорта СССР (1988), чемпион Олимпийских игр (1988), самый полезный игрок Олимпиады-92, серебряный призер чемпионатов мира (1986, 1990), чемпион Европы (1985), серебряный (1987) и бронзовый (1989) призер чемпионатов Европы, двукратный чемпион СССР (1988, 1989), серебряный (1987) и бронзовый (1983, 1984) призер чемпионатов СССР, лучший игрок Советского Союза (1989), чемпион Греции (1985), член сборной команды СССР (1984–1991), сборной СНГ (1992), сборной Украины (1998), символической сборной мира (1986, 1990).
Член исполкома ФИБА Европы (с 2002 г.), член исполкома НОК Украины (с 2002 г.), вице-президент Федерации баскетбола Украины (с 2001 г.), президент Фонда развития баскетбола Украины (с 2002 г.), почетный президент БК «Киев». Награжден орденом «Знак Почета» (1988).
Живет в Киеве.