История клуба ЦСКА

События и люди
 
 

Архив - 'Ч'


Чигишев Евгений Александрович

День рождения: 28 мая 1979

Место рождения: г. Новосибирск

Рост: 187 см

Вес: 130 кг

Вид спорта: Тяжелая атлетика

Дисциплина: свыше 105 кг

Образование: высшее

Общество: ЦСКА

Регион: Новосибирск

Разряд: ЗМС

Тренер: Виктор Архипович Тищенко

Первый тренер: Виктор Архипович Тищенко

Спортивные достижения

Олимпийские игры:

2000 - 5-е (категория до 105 кг)
2008 - 2-е

Чемпионат мира:

2005 - 2-е
2007 - 2-е (сумма)

Чемпионат Европы:

2005 - 2-е
2007 - 1-е (рывок), 2-е (сумма)
2008 - 3-е (сумма), 3-е (рывок), 2-е (толчок)

Чемпионат России:

2005 - 1-е
2007 - 1-е

Черных Александр Александрович

ЧЕРНЫХ Александр Александрович. СССР, хоккей.

(р. 12.09.1965, Воскресенск Московской обл.) Окончил МОГИФК. Выступал в 1981— 1985 и 1987—1989 за "Химик" (Воскресенск), в 1985—1986 — ЦСКА (Москва), в 1986—1987 — СКА МВО, нападающий. Засл. мастер спорта (1988). Чемпион ЗОИ 1988. ЧМ и ЧЕ 1989. В чемпионатах мира и ЗОИ провел 15 матчей, забросил 2 шайбы. ЧС 1986. В чемпионатах СССР — 231 матч, 59 шайб. Тренер Воскресенской СДЮШОР.

Черепанов Александр Петрович

Родился 15.8.1932, мастер спорта, нападающий. В 1949-1951 - в "Динамо" (Св), в 1951-1960 - в ЦДСА, ЦСК МО, ЦСКА. Чемпион СССР 1955, 1956 и 1958-1960, второй призер чемпионатов СССР 1952-1954 и 1957. В чемпионатах СССР - 208 матчей, 129 голов. Обладатель Кубка СССР 1954-1956. Второй призер чемпионатов мира 1957 и 1958. Чемпион Европы 1958, второй призер чемпионата Европы 1957. В чемпионатах мира и Европы - 14 матчей, 9 голов.

Чанов Вячеслав Викторович

chanov_vyach_03.jpgЧанов Вячеслав Викторович. Вратарь. Мастер спорта. Заслуженный тренер России.

Родился 23 октября 1951 г.

Воспитанник донецкого "Шахтера". Первый тренер - Георгий Васильевич Бикезин.

Выступал за команды "Шахтер" Донецк (1968 - 1978), "Торпедо" Москва (1979 - 1984), "Нефтчи" (1985 - 1986), ЦСКА (1987), СКА ЗГВ (1988 - 1989), "Оптик" Ратенов, Германия (1990 - 1993).

Лучший вратарь СССР (приз журнала "Огонек") 1981 г.

За сборную СССР сыграл 1 матч. За олимпийскую сборную СССР сыграл 5 матчей.

Главный тренер клуба "Траско" Москва (1994). Тренер по работе с вратарями в ЦСКА (с 1995-го).

ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦДАТАМАТЧПОЛЕ
игигиг
  1-2  18.05.1983   БОЛГАРИЯ - СССР - 2:2г
  2   26.05.1983   СССР - ГРЕЦИЯ - 3:0д
  3   07.09.1983   ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1г
  4-3  05.10.1983   ГРЕЦИЯ - СССР - 1:3г
  5   12.10.1983   СССР - БОЛГАРИЯ - 0:0д
1-2    28.03.1984   ФРГ - СССР - 2:1г
ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦ 
игигиг
1-25-3

Чанов Виктор Гаврилович

234_43113.jpgВиктор Чанов родился в 1923 г., первые шаги во вратарском ремесле делал в Луганске, в "Трудовых резервах". Но начавшуюся спортивную карьеру прервала Великая Отечественная война.

По окончании войны В.Чанов попал в одну из футбольных команд Вооруженных сил, а в 1947 г. был командирован в Москву - в легендарный ЦДКА, сильнейший в ту пору клуб СССР. С 1946 по 1951 гг. армейцы пять раз становились чемпионами страны.

После неудачи советской сборной на Олимпиаде-1952 в Хельсинки команда была практически расформирована, и Чанов отправился в Донецк, где защищал ворота "Шахтера" до 36 лет. Карьеру вратаря он завершил в 1959 году

Чанов прошагал Великую Отечественную от звонка до звонка вместе с Пятой ударной армией и встретил победу в поверженной Германии. Через 2 года в знаменитом ЦДСА стал партнером Григория Федотова, Всеволода Боброва, Валентина Николаева, Алексея Гринина.. Случилось это, между прочим, с подачи Анатолия Тарасова, в дальнейшем великого хоккейного тренера. Как признался мне когда-то сам Виктор Гаврилович, такого поворота судьбы было достаточно, чтобы считать футбольную жизнь счастливой. «Не поверите, у меня до сего времени мурашки по коже идут, когда произношу или слышу имена своих великих одноклубников», - говорил Чанов. Двести с лишним матчей в чемпионатах СССР, 2 чемпионских титула и Кубок страны - достижений голкипера вполне хватило, чтобы крупными буквами вписать свое имя в историю отечественного футбола. Рядом с именами других выдающихся вратарей-современников - Акимова, Жмелькова, Хомича, Леонтьева, Яшина, Макарова.. Тем не менее Чанов-старший данным не ограничился и оставил еще один, пожалуй, наиболее яркий след на Земле - фамильный. Вырастил двоих замечательных сыновей, которые своей вратарской славой, пожалуй, отца превзошли. Чем одновременно поставили под сомнения поэтическую мудрость о том, что, дескать, на детях гениев природа имеет обыкновение отдыхать. Оказывается, не всегда. Оба сына начинали играть в «Шахтере», а потом их пути-дороги разошлись. Старший, Вячеслав, свои лучшие годы провел в московском «Торпедо», младший, Виктор, - в киевском «Динамо», где поднял фамильную славу Чановых до европейских высот. Теперь оба тренируют голкиперов: Вячеслав Викторович – в ЦСКА, где более полувека назад зарождалась вратарская династия Чановых, Виктор Викторович – в «Динамо». Вчера вратари-сыновья на киевском Лесном кладбище проводили вратаря-отца в последний путь. Пусть земля будет вам пухом Виктор Гаврилович… Пока Виктор Гаврилович жил в Донецке (несколько лет назад младший сын забрал родителей к себе в Киев), мы виделись довольно часто. Большей частью - на футболе, в день матчей «Шахтера». А вот «под диктофон» разговаривали исключительный раз, и эта беседа была опубликована в футбольном приложении к «СЭ» 9 июня 1995 года. Украинского выпуска «СЭ» в то время еще не было и в помине, поэтому фрагменты из интервью Чанова-старшего, надеюсь, помогут новому поколению читателей нашей страны лучше понять незаурядность личности основателя славной вратарской династии, познать время, в котором он жил. - Какими судьбами вы оказались после  войны  в столь знаменитой команде, как ЦДКА? - Мир для меня наступил в Потсдаме, где оказалась расквартированной наша часть. Там, в советской оккупационной зоне и образовалась армейская футбольная команда, которую вскоре включили в число участников чемпионата Вооруженных Сил. А так как неплохие вратарские навыки были получены еще до войны в Луганске, в команде «Трудовые резервы», то свое место на поле я уже знал твердо. А в 1947 году меня и еще 4-х игроков нашей команды из Германии перевели в Москву. - Как вы делили место в воротах ЦДКА с уже известным в ту пору армейским голкипером Владимиром Никаноровым? - Никаноров был старше меня на семь или восемь лет. Естественно, он становился в раму чаще. Но и мне обижаться грешно: был сезон, кажется, 1949  года,  который мы отыграли почти на равных. Борис Андреевич Аркадьев, наш главный тренер, считал, что я увереннее действую в матчах с московскими клубами - «Спартаком», «Динамо», «Торпедо». Зато на выезде предпочтение чаще отдавалось Никанорову. Объективности ради, должен заметить, что в той превосходной команде вратарская должность никак не могла стать самой заметной, будь ты хоть 7 пядей во лбу. Догадываетесь, почему? Правильно: бал в игре  ЦДСА правили форварды, они фокусировали на себе все внимание публики. Это были форварды от Бога. На тренировках, когда они стреляли по моим воротам, я тысячу раз благодарил за благосклонность фортуну, что играю с ними в одной команде, и искренне соболезновал вратарям из других клубов. - Так сильно били? - Как из пушки, честное вратарское, это не преувеличение. Особенно Федотов и Гринин, у них были легко сумасшедшие по останки удары. Причем в нашей команде было заведено так: если ты, вратарь, мяч отпустил, не сумел его сразу взять намертво, то при добивании целились уже не в ворота, а в тебя. И сидевший на скамейке Аркадьев назидательно покрикивал: «Не отпускай!» Так нас, вратарей,  воспитывали в армейском клубе. - Вы  помните тот летний день 1952 года, оказавшийся роковым для ЦДСА, когда провозгласили о расформировании команды «в отместку» за неудачное, как посчитали власти, выступление  сборной  СССР  на Олимпиаде в Хельсинки? Как все это происходило? - В тот день мы должны были сыграть очередной матч чемпионата страны, кажется, с   киевскими   динамовцами. Тем не менее уже утром узнали, что игры не будет. Что ЦДСА вообще больше не будет.. Обставлено все было довольно буднично: приехал какой-то человек из Всесоюзного спорткомитета и скучным голосом зачитал приказ о расформировании команды. - До сего времени бытуют 2 версии, несколько по разному трактующие случившееся. Согласно одной, уничтожение команды, которая составляла основу сборной СССР, произошло по прямому указанию Сталина за олимпийскую «неудачу». Вторая версия связана с именем Берии. Его ведомству принадлежало московское «Динамо», с пути которого таким диким образом сметался главный конкурент.   Какой   точки   зрения придерживаетесь вы? - Я никогда не слышал, чтобы товарищ Сталин, кроме всего прочего, был еще и «лучшим другом футболистов». В том смысле, что интерес вождя к футболу, по-моему, был нулевым. А вот Берия – тот в самом деле был к футболу неравнодушен, опекал динамовцев очень ревностно, что ни для кого не являлось секретом. Данного наводившего ужас человека в пенсне не раз видели после матчей в динамовской раздевалке и даже в судейской комнате. Так что я склонен думать, что к разгону ЦДСА все-таки Берия приложил руку, и никто иной. Мало того, что наш футбол лишился сильной, создававшейся годами команды. Ликвидация ЦДСА означала катастрофу, крушение житейских планов и надежд каждого футболиста. Впрочем, кто тогда над данным задумывался? Мы оказались пешками в какой-то скверной игре, не имевшей никакого отношения к футболу. - Если это по сей день не военная тайна, какие заработки были тогда у игроков ведущего армейского клуба? - Обижаться  не приходилось. Я, к примеру, имея воинское звание лейтенанта, получал, как тогда говорили, «за звездочки» 4,5 тысячи рублей в месяц. Премиальные за выигрыши (одно время, помню, платили и за ничьи) располагались в прямой зависимости от стадионных сборов. За победное выступление в чемпионате СССР игрокам выплачивали по 15 тыс. руб., за выигрыш Кубка страны - по 5 тысяч. Чтобы вы представляли, что это за деньги, скажу, что наиболее престижный по тем временам советский автомобиль «Победа» стоил 16 тыс. руб.. - Как все эти события вокруг ЦДСА отразились на вашей личной судьбе? - Мне предлагали продолжить служить в Тбилиси, поиграть там за команду окружного дома офицеров. Как человеку военному, стало быть, подневольному, пришлось бы, наверное, паковать чемоданы и ехать в Грузию. Если бы не Александр Федорович Засядько, в ту пору министр угольной промышленности.. - Это он вас в «Шахтер» сагитировал? - Сагитировал-то Александр Семенович Пономарев, известный в прошлом форвард московского «Торпедо», тоже  выходец из Донбасса, тренировавший тогда «Шахтер». Я дал согласие. Да только одного желания от человека, ходящего под присягой, сами понимаете, мало. И вот здесь в самом деле сказал свое веское слово угольный министр. Засядько  пригласил меня  в свой кабинет, где между нами состоялся такой диалог: «Хочешь возвратиться домой, в Донбасс?» - «Хочу, да только погоны давят на плечи?» - «Не будут давить, доверь эту проблему мне». Засядько с гигантской любовью относился к «Шахтеру», считал донецкую команду своим детищем. Он тут же позвонил по вертушке министру Вооруженных Сил Маршалу Советского Союза Василевскому, и пока я добирался от Неглинной, где располагался Минуглепром, до ЦДСА, документы, удостоверяющие, что отныне лейтенант Чанов становится лейтенантом запаса, были уже готовы. - Другие известные клубы вас приглашали? - «Спартак» заводил разговор, да слишком поздно: я уже был связан обязательствами с Засядько и Пономаревым, и нарушить их не мог. - Не пожалели потом, что уехали из столицы в провинциальный клуб? - Ничуть. В «Шахтере» я играл до 1960 года и даром футбольный хлеб, смею думать, не ел.. - Чем занимались, когда сняли вратарские перчатки? - Тренером немного поработал, но не в «Шахтере», а в футбольной  школе донецкого «Локомотива» - была когда-то такая команда, в классе «Б» выступала. А потом - до самой пенсии - на локомотивском же стадионе разметчиком поля трудился.. - Можете сказать, что ваши сыновья родились вратарями? - Чепуха это, выдумки. Вратарями не рождаются!. Если честно сказать, приобщение к спорту наших ребят происходило вообще в большей степени под влиянием жены, Клавдии Ивановны, нежели моим. Клава сама была хорошей легкоатлеткой, занималась многоборьем и выступала, когда мы жили в Москве, за команду ВВС. Едва Славик подрос, она взяла его за руку и отвела сначала на плавание, потом на гимнастику.. И только после этого возник на   горизонте футбол.. Причем, в рамку ворот старший сын сразу встал - тут, видимо, и моя наследственность наконец-то о себе заявила. - У младшего сына было иначе? - Витю, как только возраст приспел, Клава сразу, без колебаний отвела на «Шахтер». Младший сын видел себя на поле нападающим, на худой конец, полузащитником. У него во дворе, когда мальчишки играли,  громкое прозвище было: «Бышовец». Помните, как гремело тогда это имя в нашем футболе? Тем не менее Петр Андреевич Пономаренко, великолепный детский тренер, воспитавший для «Шахтера» целую плеяду превосходных игроков, присмотрелся к Виктору - и вынес вердикт: прирожденный вратарь. Резкий, прыгучий, длинные руки - все при нем. Вратарское становление наших ребят, имеющих восьмилетнюю разницу в возрасте, шло удивительно синхронно. Оба к 18 годам стали мастерами спорта, выступая за юношеские сборные СССР. А вот клубные судьбы у них сложились по-разному. И виноваты в этом, надо признать, мы с матерью тоже. Я о старшем, Славике, говорю. - В чем виноваты? - В том, что проявили в свое время обычный родительский эгоизм и не отпустили, когда он еще совсем юный был, в московский «Спартак». Хотя Никита Павлович Симонян, тренировавший тогда свою родную команду, звонил, уговаривал отпустить. Потом мы локоток-то кусали, а тогда с Клавой думали: еще рано, успеется, пусть в «Шахтере», на глазах, поиграет. Но в «Шахтере», по большому счету, у него не сложилось.   Юра Дегтярев  был еще в порядке, и Славик несколько лет просиживал скамейку.  Обычная вратарская коллизия.   И   когда   в осеннее время 1978-го его, уже 27-летнего, еще раз позвали - теперь в московское «Торпедо», - дальше испытывать судьбу не стал. И через 3 года первым из Чановых был признан самым лучшим вратарем страны. - Тем не менее и Дегтярев в воротах был не вечен, и у Виктора возникла возможность «отомстить» за брата - стать первым номером в «Шахтере» всерьез и надолго.. - Собственно, к данному все и шло. Если бы Вите в Киев не пришлось переехать. - Как это понимать - пришлось? Силком, что ли  его туда тянули? - Силком - не силком, только Лобановский  широко распространено, без обиняков ему все разъяснил: если хочешь, парень в сборной играть - давай в Киев. Иначе не получится. А какой же нормальный вратарь, я вас спрашиваю, откажется от возможности за сборную страны постоять? - Не думаю, чтобы Виктор потом пожалел о переходе в киевское «Динамо». - Естесственно, нет! Хотя бы уже потому, что он исключительный из Чановых держал в руках Кубок обладателей Кубков. (Пройдет еще  10 лет - и другой европейский трофей, Кубок УЕФА, побывает в руках Вячеслава Чанова как тренера вратарей ЦСКА. - Прим. Ю.Ю.) Только ради данного одного мгновения стоило пойти к Лобановскому. Я уже не говорю о сборной Союза, о международном признании, которое пришло к Вите именно в Киеве.. - Чанов-первый, основатель вратарской династии, часто критикует Чанова-второго и Чанова-третьего? - К несчастью, в последние годы я легко не имел возможности видеть их в воротах. Младший играл в Израиле, старший - в одной из германских оберлиг. А раньше, естесственно, критиковал. Еще как! -Ребята не обижались? -Как вратарь может обижаться, если «дурочку» пропустил? По части критики наша футбольная специальность - самая уязвимая, наверное. - Вы оказывали непосредственное воздействие на создание вратарских навыков, манеры игры сыновей? - Если и оказывал, то в большей степени, наверное, на Славика. Потому, что по возрасту,   он  имел  возможность уже осознанно видеть меня самого в воротах. А на Витю отцовское воздействие шло уже опосредованно - через брата. Тот был для него в воротах непререкаемым авторитетом. - Кто из сыновей, по-вашему, сильнее как вратарь? Если родительские чувства мешают сделать выбор, не отвечайте. - Когда речь идет об оценке профессиональных качеств кого бы то ни было, чувства должны помолчать: От природы, это правда, Витя одареннее Славика. Такие мячи, бывало, доставал - все ахали. Поярче он старшего, более «звездный» вратарь, что ли. Славик играл ровнее, а значит - надежнее. Пусть внешне, может быть, не смотрелся, как младший брат, зато реже ошибался на выходах, делая выбор места в воротах. Иногда ловлю себя на мысли, что если бы их сильные стороны сошлись в одном вратаре.. Уверяю вас, было бы на что посмотреть. - Если бы вам поручили образовать команду, кому из сыновей вы доверили бы в ней пост номер один? - Наверное, все-таки Славику - хотя бы по старшинству. Витю взял бы в запас. А там - посмотрим, как игра пойдет.. Юрий ЮРИС, газета  «СЭ» в Украине

Чащина Ирина Викторовна

foto1.jpg

Краткая биография
Ирина Чащина родилась 24 апреля 1982 года в городе Омске.Сейчас она проживает в г.Москве.Выступает за клуб ЦСКА.Ее тренеры:Вера Ефремовна Штельбаумс и Ирина Александровна Винер.В художественной гимнастике с 6 лет.В сборной России с 14 лет.Тренируется ежедневно 6-8 часов в день.Знак Зодиака Телец.Любимые предметы:обруч и булавы

Золотые медали в многоборье и упражнениях со скакалкой (Гран-При Девентер-2002, Нидерланды)
· Золотые медали в многоборье и упражнениях с обручем и булавами (Гран-При Берлин-2002)
· Золотая медаль на Чемпионате Мира в Испании, 2001 в упражнении с обручем и серебрянные медали в остальных видах
· Абсолютное первенство на VI Всемирных Играх в Японии, 2001
· Абсолютное первенство в Софии (Болгария) на турнире "Гран-при Мобител"
· Первое место на Играх Доброй воли в Австралии 2001.
· Золотая медаль в упражнениях со скакалкой и серебрянные медали в упражнениях с обручем, мячом и булавами на Чемпионате Европы, Женева 2001.
· Первое место на престижном международном турнире в Корбеле, Франция, 2001.
· Первое место на турнире в Сан-Франциско, Invitational 2001.
· Золотая медаль в числе команды в Zaragoza.
· Золотая медаль на Чемпионате Европы в Сарагосе, Испания, 1999.
· Золотая медаль в числе сборной России на Чемпионате мира в Осаке, Япония, 1999.
· Абсолютное первенство в борьбе за Кубок России, 1999.

Чесноков Юрий Борисович

chesnokov_1_s.jpgРодился 22 января 1933 года в Москве. Отец - Чесноков Борис Михайлович (1891-1979). Мать - Чеснокова Вера Гавриловна (1896-1933). Супруга - Чеснокова Галина Александровна (1934 г. рожд.). Дочери: Хецуриани Вера Юрьевна (1959 г. рожд.), Ушакова Надежда Юрьевна (1967 г. рожд.).

Для семьи, в которой Юрий Чесноков появился на свет, спорт, без преувеличения, был смыслом жизни. Его отец с молодых лет страстно увлекался футболом и классической борьбой. В 1910 году на Рогожской заставе Борис Чесноков организовал первый в Москве самодеятельный футбольный кружок; при журнале "К спорту!", сотрудником которого он являлся, создал "Лигу диких футбольных кружков России". Уже в 1915 году возглавлявшаяся Б. Чесноковым команда стала чемпионом Москвы, а через несколько месяцев со счетом 6:1 победила и лучшую команду Петрограда - "Меркур".

С первых дней становления советского спорта Борис Михайлович занимал в нем самые ответственные должности: был первым председателем комитета Лиги тяжелой атлетики и борьбы, председателем коллегии футбольных судей, с 1923 года в течение 30 лет - бессменным председателем и заместителем председателя Всесоюзной и Московской федераций борьбы и их судейских коллегий. Б.М. Чесноков на протяжении многих лет вел чрезвычайно разнообразную журналистскую деятельность: редактировал журнал "К спорту!", заведовал спортивными разделами в газетах "Правда" и "Красный спорт", журналах "Огонек" и "Прожектор", возглавлял издательство "Физкультиздат", осуществил выпуск первого в СССР "Энциклопедического словаря по физической культуре". Кроме того, он был заведующим кафедрой физвоспитания в МГПИ, кабинетом методики ЦНИИ физкультуры.

К отцу часто приходили в гости прославленные борцы, могучие фигуры которых всегда вызывали у Юрия восхищение. С неизменным радушием принимали в доме друга Бориса Михайловича - самого Ивана Максимовича Поддубного. Июнь 1941 года Юра с родными проводил у великого атлета (Поддубный жил в Ейске), вскоре сюда пришло известие о начале Великой Отечественной войны.

Из Москвы всю семью эвакуировали в Рязанскую область. Здесь, в селе Елатьма, отец устроился работать в школу военным руководителем, а Юрий пошел в 1-й класс. Осенью 1943 года удалось вернуться домой - в эту пору с фронта к Борису Михайловичу заезжали знакомые борцы в военной форме, много рассказывали о героических боях. С этих дней Юрий Чесноков стал "болеть" только за армейцев.

Первые шаги в спорте Юрий делал довольно стихийно: как и все мальчишки, играл в футбол, с удовольствием бегал на коньках, пробовал себя в хоккее и волейболе, ходил в бассейн. Быстро вытянувшись до 180 см, он оставался очень худым, да и сил для серьезного занятия спортом было маловато. Пришлось собирать всю волю, сжимать зубы в кулак и качать мышцы - дома и на переменах в школе, растягивая резиновый бинт и поднимая гантели. Постепенно начал появляться результат - неописуемое удовольствие у юноши вызвала формулировка, записанная врачами в медицинской карточке при осмотре: "Тип - атлетический".

Во время встречи по волейболу с ребятами из школы № 468 со спортивным уклоном на Юрия Чеснокова обратил внимание их тренер Ю. Разумовский (впоследствии известный поэт, член Союза писателей). Вскоре Юрий стал тренироваться в 468-й школе, а после 9-го класса его пригласили играть за юношескую команду МАИ "Наука". "Крестным отцом" будущего чемпиона можно назвать ее главного тренера Александра Логинова - фанатично преданного волейболу человека, который отлично совмещал преподавание, тренерскую работу и игру. Результат не заставил себя долго ждать: в составе юношеской команды "Наука" Юрий Чесноков стал чемпионом Москвы.

После 10-го класса Юрия, окончившего школу с золотой медалью, без экзаменов принимают в Военно-инженерную академию имени Куйбышева. Учеба была одновременно трудна и интересна: занятия вели выдающиеся ученые в области строительства и архитектуры - Келдыш, Карлсен, Скрамтаев и другие. Ни на один день не замирала и спортивная жизнь, и вскоре Юрия Чеснокова вызвали в ЦДСА - играть за молодежную команду армейского клуба на Кубок Москвы. Из академии талантливого молодого спортсмена стали дважды в неделю отпускать на тренировки, однако поехать на сборы команды ЦДСА перед чемпионатом СССР не разрешили, опасаясь появления задолженностей по учебе. При чрезвычайно серьезном отношении Юрия к учебе такие "превентивные меры", конечно, были излишни, и экзамены за первый семестр он сдал на отлично.

Начав играть в молодежном составе команды ЦДСА (потом она стала называться ЦСК МО и, наконец, ЦСКА), нападающий Юрий Чесноков был вскоре переведен во второй состав, а с 1953 года стал тренироваться и играть в первом составе. Свою первую золотую медаль он получил в 1954 году на 17-м первенстве СССР по волейболу. В том же году команда осталась без тренера, и ей стал руководить тренерский совет (К. Рева, Г. Ахвледиани, В. Гайлит). К работе в совете привлекались и игроки - как вспоминает Юрий Борисович, участие в обсуждении самых разных вопросов командной жизни было для него хорошим уроком: тренерский совет научил его мыслить, быть ответственным за команду.

В 1955 году Чеснокову как чемпиону СССР вручили удостоверение и значок "Мастер спорта". В том же году ЦСК МО вновь выиграла звание чемпионов СССР, а Юрий был впервые назван лучшим игроком страны. С этой поры и до 1966 года (до момента ухода из большого спорта как игрока) он был в основном составе и ни разу не сидел на скамейке запасных, многие годы был капитаном ЦСКА. Еще одно важное событие 1955 года - включение Чеснокова в сборную страны на первенство Европы. Для подготовки к турниру ему даже дали академический отпуск на год. Команда, к сожалению, сыграла тогда не лучшим образом, заняв 4-е место.

В 1958 году Ю. Чесноков окончил академию с золотой медалью. На протяжении 2 лет он совмещал работу по специальности в военном ЦПИ-31 с волейболом, однако со временем делать это становилось все сложнее, и вскоре перед ним встал принципиальный вопрос: или - или. Все тщательно обдумав и взвесив, он выбрал спорт.

Не игравший 3 года в сборной Чесноков вновь возвращается в команду в 1959 году, когда ее базой стал ЦСКА; его избирают капитаном. Старший тренер сборной Гиви Ахвледиани, не любивший пространных речей, сказал как-то: "Пора побеждать! Мы должны собраться в кулак". И успех пришел - на Турнире трех континентов в Париже, считавшемся неофициальным чемпионатом мира, советские волейболисты выиграли все встречи. Юрий Чесноков был назван лучшим игроком турнира.

На чемпионате мира 1960 года в Бразилии главными соперниками советской сборной были команда Румынии и чемпионы мира - волейболисты Чехословакии. В обеих ключевых встречах борьба была острейшей, "вырывать" приходилось каждую партию, и вот счастливый итог - сборная СССР на верхней ступени пьедестала. Ю. Чесноков становится Заслуженным мастером спорта.

Успех наши волейболисты повторили в 1962 на родине, став победителями чемпионата мира в Москве. Очень высокой была оценка игры наших спортсменов, в частности, президент ФИВБ Поль Либо на пресс-конференции сказал: "Я симпатизирую ученикам тренера Ахвледиани. Меня вновь удивили своей высокой волейбольной культурой Чесноков, Буробин, Мондзолевский и Воскобойников. Буду рад встретиться с ними через два года на Олимпиаде в Токио".

Перед Олимпийскими играми 1964 года В. Алехин, председатель Спорткомитета СССР, попросил Юрия Чеснокова поговорить с товарищами по команде - успех во многом зависел от того, удастся ли игрокам "собраться". И разговор получился - на поединки наши выходили хоть и с волнением, но веря в себя. Сборная СССР обыграла румын, голландцев, венгров, чехословаков, американцев, болгар, бразильцев и корейцев, уступив только волейболистам Японии, и по соотношению партий завоевала олимпийское "золото". Наша сборная по волейболу стала единственным обладателем медалей высшей пробы из всех игровых команд советской спортивной делегации.

Думая о будущем, Юрий Борисович поступил в адъюнктуру родной Военно-инженерной академии имени В.В. Куйбышева, с упорством засел за книги. Однако некоторое время спустя начальник академии А.Д. Цырлин упросил прославленного волейболиста помочь не менее родной для него команде ЦСКА, не слишком удачно стартовавшей в чемпионате страны 1965 года. И в этом, одном из самых сложных, и в следующем первенстве (уже в 12-й раз) ЦСКА завоевал чемпионский титул, а Чесноков вновь был удостоен звания сильнейшего нападающего и - покинул клуб только в 1966 году.

В 1965-68 годах Юрий Борисович работал старшим преподавателем кафедры физподготовки и спорта. Между тем сезоны 1967-1968 годов оказались на редкость тяжелыми для ЦСКА, и Ю.Б. Чесноков все чаще стал получать предложения занять в ней тренерский пост - по телефону и лично, от игроков и руководства. Поначалу он вошел в тренерский совет, выходил и играть на площадку, однако быстро пришло понимание, что нужны радикальные перемены. На чемпионате Вооруженных Сил в Ростове-на-Дону он рекрутирует новых игроков, накануне чемпионата страны 1969 года официально становится тренером и начальником ЦСКА.

Юрий Борисович много занимается самоподготовкой, основательно изучает книги известных тренеров (А. Тарасова, Б. Аркадьева, Х. Даймацу), анализирует вырезки из периодических изданий, накопленные за многие годы при помощи отца. Придя в команду, он многое меняет: делает упор на оборону ("защита команды должна быть разнообразнее нападения"), оттачивает технику блока (в газетах тогда писали, что ЦСКА - это блок), внедряет единую систему сигнализации между связующим и другими игроками, вводит оценки за игру (игровую и психологическую). Время показало, что принципы, на которых строил свою работу Ю. Чесноков, оказались верными.

В 1970 году ЦСКА возвращает себе звание чемпионов СССР, и с этой поры 13 лет подряд (ничего подобного нет в истории отечественного волейбола) владеет этим титулом. В 1970-76 годах армейцы успешно сражаются на международном уровне: они три раза подряд завоевывают Кубок европейских чемпионов, ежегодно побеждают в Кубке клубных команд мира, став, по существу, самой сильной клубной командой на планете. В 1973 году ЦСКА со счетом 3:2 побеждает в товарищеском матче олимпийских чемпионов - сборную Японии.

Старт Чеснокова во главе сборной страны (1970-76) не был удачным: 6-е место на чемпионате мира в Болгарии. И хотя объективных причин для фиаско было достаточно, всю вину за поражение он взял на себя и никого не упрекал. Уже через год советская сборная становится чемпионом Европы, победив действующих чемпионов мира - команду ГДР со счетом 3:0 (на высшую ступень европейского пьедестала наши поднимутся и в 1975 году).

В полуфинале Олимпиады 1972 года, несмотря на положительные результаты в товарищеских играх с основными конкурентами - сборными ГДР и Японии, наши волейболисты проигрывают немцам в полуфинале и выбывают из борьбы за «золото». Однако самым большим камнем на душе Юрия Чеснокова (если вообще можно считать неудачей олимпийское "серебро") лежит проигрыш полякам в финале Олимпиады 1976 года в Монреале: наши уступили 2:3, хотя имели "матч-бол" в четвертой партии.

Выматывающие нагрузки, приведшие к чисто человеческой усталости, ухудшившееся взаимопонимание с игроками, сужение пространства для творчества и другие причины в комплексе привели Ю.Б. Чеснокова к решению в 1976 году уйти с тренерских постов в сборной и ЦСКА. Он тем не менее не потерял прочных нитей, связывавших его с большим волейболом. Одной такой нитью послужила работа главным тренером Советской Армии и Военно-Морского Флота по волейболу, организация соревнований и контроль за деятельностью всех армейских тренеров. Не обошлось и без практической тренерской работы: Чесноков лично помогал становлению трех мужских команд и одной женской - ЦСКА. В 1982 году девушки из армейской команды стали серебряными призерами чемпионата страны, а М. Кумыш, С. Свиридова и Е. Кузьмичева - чемпионами Европы в составе молодежной сборной страны. Кроме того, Юрий Чесноков ездил в Югославию, где тренировал "Партизан", и в Иорданию, где работал с армейской командой этой страны. Другая нить - работа на посту вице-президента ФИБВ, который Ю.Б. Чесноков занял в 1976 году и продолжает занимать поныне.

Однако ЦСКА, как поется в известной песне, стал для Ю.Б. Чеснокова "командой, без которой не жить". Его третье пришествие в армейский клуб состоялось в 1985 году - и вновь в тот момент, когда команде было трудно. В том же сезоне ЦСКА после перерыва опять становится чемпионом СССР (титул лучшей команды страны армейцы не уступят в течение 7 лет), в очередной раз завоевывает Кубок СССР, два года подряд выигрывает Кубок европейских чемпионов.

Ю.Б. Чесноков - Заслуженный мастер спорта, чемпион Олимпийских игр, 2-кратный чемпион мира, 2-кратный победитель Кубка европейских чемпионов, 9-кратный чемпион СССР, чемпион (1963) и 2-кратный серебряный призер (1956, 1959) Спартакиады народов СССР. Заслуженный тренер СССР (1975); за годы его тренерской карьеры волейбольная команда ЦСКА стала 10-кратным чемпионом СССР, 5-кратным победителем Кубка европейских чемпионов. Сборная СССР под руководством Ю.Б. Чеснокова дважды становилась чемпионом Европы (1971, 1975), завоевывала серебряные медали на Олимпийских играх 1976 года и на чемпионате мира 1974 года, бронзовые - на Олимпиаде 1972 года.

Юрий Борисович - вице-президент Международной федерации волейбола, президент тренерской комиссии ФИВБ, в 1996-99 годах - вице-президент Всероссийской федерации волейбола. В 2000 году он первым из иностранных спортсменов-мужчин стал членом Зала Волейбольной Славы в Холиоке (США), в том же году на родине удостоен титула "Легенда спорта уходящего века". В списке на соискание "Лучших команд века", предложенных Российской Федерацией, по версии ФИВБ (мужской - 1980 год, женской - 1988 год), из 24 игроков обеих команд 8 являются учениками Ю.Б. Чеснокова.

Награжден орденами "Знак Почета", Дружбы народов, медалями за достижения в развитии отечественного спорта.

Живет в Москве.

Черезов Иван Юрьевич

627b81b1bc55.jpg

День рождения: 18 ноября 1980

Место рождения: г. Ижевск

Рост: 173 см

Вес: 73 кг

Вид спорта: Биатлон

Образование: высшее

Общество: ЦСКА

Регион: Ижевск

Разряд: ЗМС

Тренер: Алексей Иванович Шадрин

Первый тренер: Виктор Алексеевич Чурин

Спортивные достижения

Олимпийские игры:
2006 - 2-е (эстафета)

Чемпионат мира:
2007 - 1-е (эстафета)

Международные турниры:
Кубок мира-2007 (этап) - 1-е (масс-старт)

Чемпионат России:
2006 - 1-е (индивидуальная гонка)
2007 - 2-е (эстафета
 

Чесноков Юрий Иванович

chesnokov_01.jpg

Чесноков Юрий Иванович. Нападающий. Мастер спорта международного класса.

Родился 25 января 1952 г. Скончался 21 ноября 1999 г.

Выступал за команды "Волга" Калинин (1971), "Локомотив" Москва (1972 - 1974), ЦСКА Москва (1975 - 1983), "Спутник" Кимры (1993).

За сборную СССР провел 13 матчей, забил 5 голов.

И МНЕ ТУТ ЖЕ ПРИСВОИЛИ ЗВАНИЕ МЛАДШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА

Человеку можно простить все, если он всегда остается самим собой. Крылатую эту фразу, произнесенную персонажем одного из произведений Виктории Токаревой, я вспомнил на следующий день после нашего разговора с Юрием Чесноковым. Известный в 70-х годах нападающий ЦСКА, имеющий в активе тринадцать матчей (пять забитых мячей) за сборную СССР, он остался в памяти болельщиков форвардом, представлявшим угрозу чужим воротам на протяжении всех полутора часов игры. Однако, как выяснилось, за внешне благополучной спортивной карьерой Чеснокова скрывалась трагедия человека, не реализовавшего себя на футбольном поле в полной мере потому, что он постоянно отстаивал право иметь собственное мнение. Увы, независимость характера в ведомственных спортивных коллективах многие годы приветствовалась не слишком. История Чеснокова - лишнее тому подтверждение. Но она также убеждает в том, что сильные личности не ломаются при любых обстоятельствах. Впрочем, судите сами.

- После большого перерыва вы, Юрий, в этом сезоне вновь начали появляться на футбольном поле, правда, уже в составе команд ветеранов ЦСКА. То есть по-прежнему являетесь офицером и, как и раньше, состоите в прекрасных отношениях с бывшими партнерами по армейскому клубу?

- Вот и не угадали. Весной нынешнего года я был уволен из рядов Вооруженных Сил с формулировкой "за дискредитацию звания офицера", и сейчас работаю в московском кооперативе "Листопад", куда мне помог устроиться один мой давнишний друг.

- Ничего не скажешь, интригующее начало. А нельзя ли рассказать об этом подробнее?

- Раз уж согласился на этот разговор... Хотя воспоминания, как понимаете, не из приятных. Пожалуй, точкой отсчета можно считать 1983 год. В том сезоне я не по своей воле закончил выступления в составе ЦСКА, и был направлен в Группу советских войск в Германии. Поиграв за местную команду три года, неожиданно для себя вступил в должность начфиза одного из подразделений, Хотя представления о том, чем он должен заниматься, имея самое приблизительное, научился справляться со своими новыми обязанностями довольно скоро. Через два года пришла пора менять место службы, и я очень рассчитывал очутиться в Москве. Ведь именно в столицу распределялись, из групп войск бывшие футболисты ЦСКА, которые, скажу без ложной скромности, сделали для команды гораздо меньше, чем я. Зато они, обладали другим качеством - умением договариваться с нужными людьми из Спортивного комитета МО СССР.

Короче, попал я в итоге в бригаду связи, которая дислоцировалась на территории Ленинградского военного округа. Должность та же - начфиз но в отличие от ГСВГ, служба давалась очень тяжело в силу ряда причин. А тут еще постоянное раздражение оттого, что приходится проживать отдельно от семьи, в общежитии, где отсутствовали элементарные удобства. Мне казалось, что я заслуживал большего. Однако обращения по инстанции, в том числе к председателю Спорткомитета МО СССР генерал-майору В. Марущаку, ни к чему не привели. И тогда майор Чесноков начал нарушать режим всеми известными ему способами. За месяц набрал пять взысканий. Ну, а что случилось потом, вы уже знаете.

- Чувствую, что вы человек немалого темперамента. Но до конца ли откровенны?

- Если сомневаетесь, выясните, сколько футболистов, игравших в ЦСКА, служили в должности начфиза. Чтобы их сосчитать, достаточно пальцев одной руки. По этой причине, мне кажется, я имею моральное право объективно оценивать, как со мной поступили.

- За какие же такие проступки вас невзлюбило армейское спортивное начальство? Вроде бы и голы исправно забивали, справляясь с основной работой нападающего, и в сборную привлекались...

- Действительно, после моих ударов мяч попадал в сетку ворот регулярно. В среднем за сезон в высшей лиге забивал десять-двенадцать голов. А всего, как потом выяснил - 93. Забитые мячи, к слову, никогда не считал. Пожалел об этом, когда стало ясно, что для вступления в знаменитый Клуб Григория Федотова не хватило самой малости. Впрочем, мы часто не ведаем того, что с нами произойдет в ближайшем будущем. Вот и я в 1983 году не собирался расставаться с большим футболом. Находился в хорошей форме, однако пришедший в том сезоне на смену Базилевичу Морозов заявил мне при первой же встрече: "Нам придется расстаться. Мы слишком разные люди". Уже потом узнал, что освободиться от группы опытных игроков Юрию Андреевичу посоветовал Базилевич. Мы с ним конфликтовали, и Олег Петрович настоятельно рекомендовал избавляться от нас по одиночке, так как в противном случае мы, по его версии, непременно "сплавим" Морозова. Вот он и начал "очищать" команду с меня.

- Когда вы играли в составе ЦСКА, команда не блистала интересной игрой, не занимала призовых мест в чемпионате. Так, может быть, высказывая претензии тренерам, ведущие футболисты выдавали желаемое за действительное, в то время как разгадка заключалась в чем-то ином?

- Намек понял. И потому скажу прямо: армейцы тогда не могли демонстрировать содержательную игру, потому что этому не способствовала атмосфера, царившая в коллективе. Хотя среди нас имелись игроки хорошего класса - Тарханов, Астаповский, Штромбергер и другие, мы не ощущали себя единомышленниками. Да и как могло быть иначе, если большинство становились армейцами не по собственному желанию. Однако подобные тонкости наших начальников не интересовали, и от футболистов во все времена требовали побед. Например, когда меня доставили в 1974 году к тогдашнему тренеру футбольной команды ЦСКА Анатолию Владимировичу Тарасову, то он так и спросил: "Вам известно, молодой человек, за какие мы боремся цели? Вот именно, за высшие. И вы должны быть счастливы, что призваны помогать их осуществлению".

- Постойте, как это доставили? Под конвоем, что ли?

- Почти. Вообще, история того, как я оказался в ЦСКА, напоминает детектив. Ко мне присматривались еще в то время, когда я выступал за "Локомотив".

- Извините, что перебиваю, но, кажется, в этой команде вы очутились неожиданно для себя. Более того, вас обвиняли в беспринципности.

- Было такое дело, хотя беспринципностью это не назовешь. Просто по молодости и неопытности я подал заявления сразу в три команды - "Спартак", "Динамо" и "Торпедо". Здесь надо разъяснить, что начинал играть я в калининской "Волге" под руководством Игоря Семеновича Волчка. Однажды в Калинин, как теперь принято говорить, на коммерческий матч прибыл московский "Спартак". В воротах гостей стоял Кавазашвили, "Волга" выиграла со счетом 5:2, а я забил то ли два, то ли три гола. После той встречи и последовали лестные предложения. Однако я неожиданно стал играть за железнодорожников. По той причине, что "Локомотив" начал тренировать Волчок. А теперь судите: можно ли обвинять меня в беспринципности?

- Все ясно. Но как же все-таки вас доставляли к Тарасову?

- Так вот, играю я за "Локомотив", становлюсь лучшим бомбардиром первой лиги, получаю приглашение в сборную страны. В общем, все идет прекрасно. Единственное, что беспокоит, - предстоящий призыв в армию. Чтобы оттянуть его, меня устроили студентом Московского института инженеров транспорта. Однако возможности армейских спортивных руководителей оказались значительно больше, чем мы предполагали. И меня "призвали" в армию фактически на... аэродроме, на который мы приземлились после турне молодежной сборной СССР по Сингапуру и Индонезии. За мной приехал на "Волге" начальник Московской железной дороги. Перед этим аналогично "призывали" в армию известного футболиста Конькова, но тогда вышел скандал.

Видимо, поэтому со мной решили поступить по-другому. По дороге из аэропорта УАЗик, в котором сидел представитель ЦСКА, обогнал "Волгу". Он вышел из машины и, остановив нас при помощи сотрудника ГАИ, вручил мне повестку со словами, обращенными к моему шефу: "В вашей машине скрывается призывник Чесноков".

- Итак, вашими новыми партнерами стали Владимир Федотов, Борис Копейкин, Владимир Капличный. Как они к вам отнеслись?

- После того, как меня в течение десяти минут сделали членом ВЛКСМ, приняли в ряды Вооруженных Сил и все такое прочее, дошло дело до тренировок. На них приходилось очень тяжело, потому что Тарасов, не ощущая особой разницы между футболом и хоккеем, требовал от защитников останавливать нападающих всеми доступными средствами, включая грубые приемы. К такой игре у меня душа не лежала, однако выхода не было, и я постепенно вошел в коллектив. Ну, а партнеры... Взаимоотношения были нормальными. Ведь многие, повторяю, испытывали по отношению к ЦСКА схожие с моими чувства. Еще запомнилось, как в нашей команде все чего-то боялись. Даже тренер, заслуженный мастер спорта Альберт Шестернев боялся, представляете? В общем, как ни крути, а душа к армейскому коллективу не лежала. И особенно остро я это почувствовал после того, как стал офицером.

- Тоже, наверняка, долго будете помнить, как это происходило?

Еще бы. После последней игры сезона меня вызвал к себе Тарасов и предложил на выбор - либо я подписываюсь на офицера и отправляюсь в заслуженный отпуск на сорок суток, либо он сошлет меня далеко-далеко. Что это означало, я хорошо представлял по письмам ранее уже "сосланных" Вадима Никонова и Сергея Ольшанского. После обсуждения с женой Ириной решил "подписываться". И мне буквально тут же присвоили звание младшего лейтенанта. Без образования. Без ничего. Но тогда это было в порядке вещей.

- Выходит, так все десять лет и играли с грузом в душе?

- А что оставалось? Жизнь-то продолжалась, и мало-помалу я начал "обофицериваться". Мне кажется, если человек оказался в определенной ситуации, он должен принимать правила игры. По этой причине, хотя мне и не нравилось выступать в ЦСКА, я стал со временем военным человеком в полном смысле слова.

- Наверное, при желании кое-кто может посчитать это интервью "антиармейским". И пока, действительно, о ЦСКА вы сказали немного хорошего. Однако наверняка за десять лет случались ситуации, о которых вспоминается с удовольствием?

- Прежде всего я не согласен с тем, что мои высказывания - "антиармейские". Просто мы вспоминаем порядки, царившие в футбольной команде ЦСКА с 1974 по 1984 год. А это совершенно разные вещи. Конечно, остались и приятные впечатления. Например, от встреч с Сергеем Леонидовичем Соколовым. В бытность свою заместителем министра обороны, он курировал армейский футбол. Вопреки расхожему мнению, когда команду приглашали к нему "на ковер" после огорчительных неудач, Соколов разносов никогда не устраивал. Тонкий, воспитанный человек, он всегда интересовался, какую может оказать нам реальную поддержку. За годы службы я, кстати, убедился в том, что чем крупнее у военного человека звезды на погонах, тем он лучше тебя понимает. И наоборот - офицеры, сами ничего решить не способные, носятся с футболистами лишь до тех пор, пока те на виду. Но стоит чуть оступиться, как эта публика тебя моментально забывает.

- И потому о своем решении уволиться из армии таким способом никогда не пожалеете?

- Уж это точно. Между прочим, я вышел и из рядов КПСС, ибо считаю: армия и партия - одно целое, которое я не приемлю. В этом году набралось шестнадцать лет выслуги. Но армейская пенсия меня не волнует. Обойдусь как-нибудь без нее. Главное - сейчас занимаюсь делом, которое мне по душе. Подводя же итог своей футбольной карьере, могу откровенно сказать, что три года в "Локомотиве" перевешивают десять лет игры в ЦСКА. По-моему, этим все сказано.

- Напоследок поведайте: что же все-таки выпускает кооператив, в котором вы сейчас трудитесь?

- В основном, спортивный инвентарь, а я там в роли организатора. На днях поступил заказ от ветеранской команды ЦСКА. Если после этого интервью не возмутятся руководители армейского футбола, буду выступать в ее составе и в дальнейшем, в противном случае приму приглашение "Локомотива", с которым у меня до сих пор прекрасные отношения. И это 6удет как возвращение в молодость.

Валерий РАДЖАБЛИ. Еженедельник "Футбол" №22, 1991 г.

ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦДАТАМАТЧПОЛЕ
игигиг
         
1     28.11.1976АРГЕНТИНА - СССР - 0:0г
2     01.12.1976БРАЗИЛИЯ - СССР - 2:0г
31    07.09.1977СССР - ПОЛЬША - 4:1 д
4     05.10.1977ГОЛЛАНДИЯ - СССР - 0:0г
52    26.02.1978МАРОККО - СССР - 2:3 г
6     08.03.1978ФРГ - СССР - 1:0г
73    05.04.1978СССР - ФИНЛЯНДИЯ - 10:2 д
84    20.09.1978СССР - ГРЕЦИЯ - 2:0 д
9     05.10.1978ТУРЦИЯ - СССР - 0:2г
10     05.05.1979СССР - ЧЕХОСЛОВАКИЯ - 3:0д
115    19.05.1979СССР - ВЕНГРИЯ - 2:2 д
12     27.06.1979ДАНИЯ - СССР - 1:2г
13     04.07.1979ФИНЛЯНДИЯ - СССР - 1:1г
         
ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦ 
игигиг
135