Информационный сайт клуба ЦСКА

Люди и события
 
 

Рахимич Элвер

1171557885s.jpg

11.10.04 20:12
Денис Вдовин и Михаил Строганов
Элвер Рахимич.
Пять лет под прессингом.
Футбол принято считать в России самой народной игрой, а ЦСКА – одной из самых популярных команд. Однако во всем этом можно было усомниться, проведя вместе с полузащитником армейского клуба Элвером Рахимичем два часа, гуляя по центру Москвы - Пушкинской, Манежной и Красной площадям.
За все это время ни один человек на улицах столицы не то что не подошел к Рахимичу за автографом, а даже не показал виду, что узнал его.

Может, просто большинство шедших навстречу людей не хотели отвлекать футболиста от отдыха в законный выходной. Впрочем, самого Рахимича отсутствие внимания к собственной персоне нисколько не огорчало, скорее наоборот, он с удовольствием смотрел по сторонам, не скрывая своего удивления перед пыльными руинами гостиницы «Москва», крушимой неутомимыми строителями. Но, согласитесь, достаточно странно представить себе самого успешного легионера России, гуляющего по Москве инкогнито. А ведь боснийца Элвера Рахимича можно назвать по-своему уникальным игроком. Ведь именно он первый иностранный футболист, приехавший в нашу страну и не остановившийся в профессиональном росте! В России Рахимич сумел пройти нелегкий путь - от команды первого дивизиона «Анжи» до столичного ЦСКА, в составе которого выиграл Кубок России и золотые медали национального достоинства. Сейчас без Рахимича, играющего в нашей стране уже пятый сезон, трудно представить армейский клуб. 28-летний футболист подкупает тренеров своей работоспособностью и высокой самоотдачей. Именно благодаря этим качествам Элвер неизменно попадает в основной состав, хотя конкурентов в ЦСКА у него достаточно.

- Элвер, до того, как приехать в Россию, ты выступал за клуб «Штайер» из такой спокойной европейской страны, как Австрия. Что заставило тебя изменить коренным образом жизнь и перебраться в Махачкалу? - Решил рискнуть и узнать на собственном опыте, что такое Россия. Но если честно, то у меня на тот момент особого выбора не было. «Штайер» был слабым клубом, редко побеждал.

Денег там платили немного. Когда пригласили попробовать свои силы в «Анжи», мне и самому было трудно поверить, что добровольно поеду в Россию. Друзья говорили: «Элвер, это страшная страна». Да и при слове Махачкала становилось как-то не по себе. Я ведь в Боснии войну пережил, бомбежки. Воевать не пришлось - пятнадцать лет всего было. Но автомат в руках держал. В каждой семье оружие тогда было. В футбол тогда, естественно, никто не играл. Два года это продолжалось, а потом потихоньку все стало налаживаться. Человек ко всему привыкает. Вот и в Махачкале все оказалось не так страшно, как вначале представлялось. Повезло еще, что я попал в хорошую команду, вместе с которой росло и мое мастерство. Старался отдавать все силы на тренировках и сумел вырасти как футболист. Не остановился на достигнутом. Так и попал в такой сильный клуб, как ЦСКА.< - После того как перебрался в Москву, мнение о России изменилось? - Увидел собственными глазами, как здесь живут люди. Был потрясен. Москва – красивый, хороший город. Если бы еще пробок на дорогах было поменьше, можно было бы вообще назвать его прекрасным (улыбается). - Российские футболисты, выступающие за границей, признаются, что к чужой стране, требованиям тренеров адаптироваться непросто. Удается это единицам. А какие сложности есть у тебя в России? - Скучаю по дому. Наверное, все люди вспоминают место, где родились. Не хватает старых друзей. Но когда ко мне приезжает семья – жена Мерсиха и сын Омар, то уже веселее. Вообще же говорить о каких-то трудностях в жизни не люблю. Если человек правильно живет, то больших сложностей у него не возникает. Первая проблема за границей обычно языковая. Но я, например, три года изучал русский еще в школе. Тогда, конечно, не думал, что пригодится. Оказалось, не зря мучился. Конечно, свободно заговорил не сразу. Поначалу с трудом объяснялся. Но постоянное общение привело к тому, что теперь, как видите, не только все понимаю, но и могу свободно разговаривать.

Если же говорить о хлебе легионера в России, то иностранцу тут тяжело. Каждый день над тобой висит груз ответственности. Легионер должен показывать только высококлассный футбол. Руководство и тренеры требуют, чтобы я играл всегда на каждой тренировке, в каждом матче был лучше, чем партнеры по команде. Приходится постоянно доказывать работой, что меня не зря пригласили в ЦСКА. Такой пресс не может не утомлять. Но я не жалуюсь. Сам сделал когда-то выбор, став футболистом.

- На твой взгляд, за те пять лет, которые ты выступаешь в России, отношение к легионерам как-то меняется? - Уровень требований к нам повышается. Иностранцев-то становится больше, цены на игроков растут. Клубы получили возможность вкладывать большие средства в трансферы. А раз есть деньги, то есть и выбор. Футболисты приезжают более умелые, чем раньше.

- Однако конкурентам свое место ты не уступаешь. В ЦСКА, как и в «Анжи», несмотря на то, что меняются тренеры, неизменно выходишь на поле в основном составе… - А у меня со всеми тренерами всегда хорошие отношения. Каждый наставник старается научить игрока своему видению футбола. Я никогда не отказываюсь учиться. Конечно, все четыре тренера, с которыми довелось работать в России, разные люди. Валерий Газзаев и Гаджи Гаджиев – эмоциональные. Нынешний наставник ЦСКА – португалец, он всегда выдержан. Павел Садырин тоже был спокойным человеком. Я стараюсь понять все требования тренеров и делать на поле то, что говорят на установках. Главный секрет моих успехов – самоотдача на всех тренировках и матчах. Всегда работаю на совесть. Наверное, поэтому мне и доверяют.

- Неужели претензий к футболисту Рахимичу тренеры вообще никогда не высказывают? - Почему? Я же тоже человек, могу ошибаться. Бывает, плохо играю. Такое в футболе случается. Правда, происходит со мной такое реже, чем с остальными.

- До приезда в Россию в твоей карьере был не только австрийский клуб, но еще и боснийские команды. Наверное, с высоты своего опыта можешь теперь сравнить уровень футбола в трех странах? - В России все по-другому. Организация дела поставлена лучше, чем в Боснии и Австрии. Тренировочные нагрузки больше. Да что говорить, в российском чемпионате играть намного интереснее. Здесь много равных по силе команд. В каждом матче идет борьба. Прогресс первенства заметен невооруженным глазом.

- Каждый футболист-профессионал ставит перед собой определенные цели в жизни. Один хочет в сборную попасть, другой – просто денег заработать на будущую жизнь. Перед тобой какие задачи стоят? - Самые высокие, как в ЦСКА (улыбается). Выиграть первое место... - Но это командные задачи, а личные цели, наверное, тоже есть? - Ну, я на самом деле хочу выиграть как можно больше наград вместе с ЦСКА…

- А вот твой партнер по армейскому клубу Ивица Олич не скрывает, что- ЦСКА для него – трамплин в сборную, благодаря которой он собирался заявить о себе в Европе и попасть в сильный зарубежный клуб. - А у меня нет такой мечты – играть на чемпионате мира. Все мои цели – это клубный уровень. В сборной я никогда не буду играть, туда мне путь закрыт. Иллюзий никаких не питаю по этому поводу. У нас в Боснии футболом руководят такие люди, что просто хорошей игры за клуб для приглашения в национальную команду недостаточно. Нужно еще кое-что… Обидно, но что делать? Одно время шли разговоры о приглашении меня в сборную России, но как-то неконкретно. А я всерьез задумываюсь о том, чтобы принять российское гражданство.

- Самый известный боснийский футболист – это полузащитник мюнхенской «Баварии» Хасан Салихамиджич. Он действительно самый известный игрок у тебя на родине? - У нас три футболиста находятся примерно на одном уровне популярности. Кроме Салихамиджича это Элвер Балич из «Галатасарая», который в мадридском «Реале» когда-то выступал, а еще Сергей Барбарес из немецкого «Гамбурга».

- Можно ли сравнить интерес к ним и к тебе в Боснии? - Я не особенно люблю интервью давать, хотя наши журналисты ко мне обращаются регулярно. Почему? Стараюсь не говорить много, ведь совсем не считаю себя звездой. Однако к чемпионату России в Боснии интерес устойчивый. В газетах после тура постоянно печатаются обзоры первенств, и как раз там делается акцент на выступление боснийских игроков за границей.

- Элвер, а в России есть игроки-звезды в европейском понимании этого слова? - В каждой команде минимум по два человека. У нас в ЦСКА это Олич, Ярошик, Гусев, Семак. В «Локомотиве» - Лоськов, Хохлов, Измайлов. В «Крыльях» - Каряка, Соуза. Такой список могу долго продолжать.

- Получается, звезд в чемпионате больше двух десятков, но никто из них не рвется выступать в пятерке ведущих первенств европейских стран. Не кажется ли тебе странным, что все они довольствуются выступлениям в России? - Нисколько. Материальная база здесь высокая. Почти во всех клубах. Игрокам предлагают хорошие условия, все довольны. Зачем рваться куда-то, если тут хорошо платят?

- А что бы ты посоветовал своему новому партнеру по ЦСКА Милану Красичу, который совсем недавно приехал в Россию, для того чтобы он поскорее освоился в армейском клубе? - Первый совет – работать, работать и еще раз работать (улыбается). Чтобы заявить о себе в России, надо не жалеть себя на тренировках. Только тогда сможешь заиграть здесь. И еще очень важно спокойно вести себя по жизни. Москва – опасный город (смеется). Футболист должен больше времени проводить дома, а не гулять в поисках приключений.

- В Европе распространена практика, когда легионер не сразу начинает выступать за клуб-гранд, а адаптируется к местному футболу в команде из провинции. В России ты бы посоветовал иностранцам начинать карьеру где-нибудь в регионе, чтобы постичь все секреты местного футбола? - Нет, в России такой рецепт не работает. Тут все хотят попасть в хорошую большую команду. Это у меня так вышло – оказался в «Анжи», где и доказал, прежде всего самому себе, а потом и остальным, что я игрок. Милошу Красичу я такой дороги не посоветую. Зачем? Чтобы он закончил с футболом?! Но если серьезно, то разница между футболистами всегда есть. Один сразу готов к выступлениям на самом высоком уровне, поэтому его и покупают за большие деньги, а другому надо приложить немало усилий, поиграть за клубы послабее, чтобы попасть в сферу интересов известной команды.

- Элвер, ты выступал в «Анжи» вместе с Предрагом Ранджеловичем, который успел проявить себя как неплохой нападающий, но после того, как вы вместе оказались в ЦСКА, у тебя получилось закрепиться в армейском клубе, а у него нет. Дело в профессионализме? - Психологических нагрузок Предраг в Москве не сумел выдержать. Тот самый пресс ожидания оказался для него слишком тяжелым. Мастерства то Ранджеловичу не занимать. Уехал он в «Зенит», опять не получилось. Сейчас дома сидит, без клуба. Созваниваюсь с ним, говорит, что ждет, когда менеджер найдет новую команду.

- Существует мнение, что уровень российского чемпионата растет год от года. Только на международной арене это подтверждения не находит. В рейтинг-листе УЕФА Россия уже опустилась в третий десяток. Почему так происходит? - Тяжело сказать. В еврокубках всем российским клубам не везет. Почему такое происходит? Не спрашивайте, я не знаю ответа на этот вопрос.

- Хорошо, вернемся тогда к национальному первенству. В России тебе все равно против какой команды играть или есть соперники, победы над которыми приносят наибольшее удовлетворение?

- Особой разницы для меня нет, если только «Спартак»… Дерби, вроде так это называется. Об этой игре начинают говорить чуть ли не за неделю, журналисты спрашивают постоянно, что думаю о «красно-белых». Вот и получается, что ЦСКА – «Спартак» - главный матч сезона. - Твое амплуа – это опорный полузащитник. Доволен футбольной специализацией? - Всю жизнь играю в центре поля. В каждой команде выполнял примерно одни и те же функции с акцентом на оборону. Научился получать удовольствие от отбора мяча. Свою работу надо любить, иначе ничего не добьешься. И вообще в команде главное – выполнить установку тренера. Скажут: помогай атаке – помогаю; говорят: сосредоточься на опеке самого опасного игрока соперника – делаю.

- Когда тренер дает установку, футболисты могут самостоятельно от нее отойти и действовать иначе, если не согласны с указаниями наставника? - Можем, конечно. Все можем. Правда, если такой матч проигрываешь, то такое наказывается. Невыполнение установки – серьезное нарушение дисциплины. Наверное, это плохо. Футболист может подготовить себя сам, найти общий язык с партнерами, провести ярко матч, но тренер - он же специалист и видит гораздо больше со стороны, чем игрок. Советы наставника необходимы для побед.

- Тебя нередко обвиняют в том, что, отбирая мяч, ты активно помогаешь себе руками. И равных в такой уловке в России тебе якобы нет… - Если судья не свистит, значит, правила не нарушаются. Не должен же я на поле думать о таких вещах. На то он и арбитр, чтобы смотреть, нарушаются правила или все идет как надо. Футбол - это хитрая игра. Если судья упускает из виду нюансы, то это хорошо.

- Недавно закончился чемпионат Европы, ты, наверное, внимательно следил за соперничеством ведущих команд континента. Как оценишь выступление сборной России на этом турнире? - Да, я посмотрел почти все матчи этого первенства. У меня сложилось впечатление, что хороший футбол показали те сборные, футболисты которых четко представляли, что именно они должны делать на поле. Яркий пример – Греция, ставшая чемпионом. А Россия, считаю, выглядела скромно из-за того, что почему-то отказалась от атакующего футбола. Играть против Испании и Португалии, имея в составе одного нападающего, пожалуй, маловато. Конечно, один форвард – это не так страшно, когда есть такие полузащитники, как у голландцев. Фланги у них так работают, что одного Нистелроя впереди достаточно, опять-таки учитывая его уровень. Я думаю, России надо было больше атаковать на ЕВРО. В этом был ее шанс, но им она не воспользовалась.